ЗДОРОВОЕ СТАРЕНИЕ

Под здоровым старением понимают процесс оптимизации возможностей физического, социального и психического здоровья, которые помогают пожилым людям принимать активное участие в общественной жизни без какой-либо дискриминации, а также наслаждаться независимостью и хорошим качеством жизни [1]. На биологическом уровне старение связано с постепенным накоплением различных повреждений на клеточном уровне [2, 3], что приводит к сокращению физиологических резервов и общему ухудшению способностей человека.

«Aquamin»- мультиминеральный комплекс морского происхождения, который подтвердил на практике свою уникальную иммуномодулирующую активность, а также является отличным источником основных минеральных веществ, необходимых для рациона пожилого человека. Именно эти свойства и привели к тому, что «Aquamin» получил престижную награду «Nutraingredients» в номинации «Ингредиент года для здорового старения».


СТАТИСТИКА СТАРЕЮЩЕГО НАСЕЛЕНИЯ

Старение населения превращается в основную политическую проблему, потому как и соотношение, и абсолютное число пожилых людей среди мирового населения растет очень быстрыми темпами. В настоящее время Япония является единственной страной, где доля населения старше 60 лет превышает 30%. Однако, к 2050 году во многих странах прогнозируется соотношение пожилых людей, аналогичное тому, что наблюдается сейчас в Японии, и речь идет не только о странах Европы и Северной Америки, но также и о Чили, Китае, Исламской Республике Иран, Республике Корея, Российской Федерации, Таиланде и Вьетнаме. Среди основных причин такого стремительного роста пожилого населения можно выделить улучшение выживаемости в более раннем возрасте и возросшую среднюю продолжительность жизни. Темпы старения населения во многих странах также значительно выросли по сравнению с ситуацией в прошлом [1]. Например, если Франции понадобилось почти 150 лет, чтобы процент населения старше 60 лет изменился с 10% на 20%, в таких странах, как Бразилия, Китай и Индия для подобных изменений потребовалось примерно 20 лет. По предварительным прогнозам, в Европе доля населения в возрасте 65 лет и старше возрастет практически вдвое в период с 2010 по 2050 годы, а число людей в возрасте 85 лет и старше предположительно возрастет с 14 миллионов до 19 миллионов к 2020 году и до 40 миллионов к 2050 году. Однако, качество жизни людей в такие поздние годы не кажется таким однозначным [4]
Рисунок 1: % мирового населения в возрасте 60 лет и старше к 2050 году. Взято из [1]

ОСТЕОПОРОЗ

Более практическое определение остеопороза основано на минеральной плотности кости (МПК). При диагностике используется сравнение МПК со средним показателем МПК лиц того же пола в возрасте 30 лет, а результат выражается в единицах стандартного отклонения в виде так называемого «Т-показателя». Если Т-показатель не превышает -2,5 ед., может быть диагностирован остеопороз [4]. Риск возникновения перелома запястья, бедра или позвонка в течение всей жизни оценивается на уровне примерно 30%-40% в развитых странах, что вполне сопоставимо с риском коронарного заболевания сердца. Остеопороз не только служит основной причиной переломов, он также входит в число основных болезней, которые приковывают людей к постели с серьезными осложнениями. Такие осложнения представляют угрозу для жизни пожилых людей [5]. Факторы риска при остеопорозе включают в себя имевшиеся ранее переломы, генетическую предрасположенность к переломам, худощавое телосложение, раннюю менопаузу, лечение лекарствами, которые доказательно оказывают влияние на кости (глюкокортикоиды), и заболевания, которые оказывают влияние на кости (ревматоидный артрит). Сейчас у каждого человека есть возможность точно определить риск развития остеопороза и переломов, а также контролировать ответ на лечение при помощи костной денситометрии. Алгоритм прогнозирования FRAXTM позволяет оценить риски на 10 лет и составить руководство по лечению на основании результатов. Многие случаи остеопороза можно предотвратить, а лечение оказывается эффективным с точки зрения снижения числа последующих переломов у пациентов с тяжелым остеопорозом. Пациентам, у которых обнаружен высокий риск возникновения переломов, отлично помогают различные схемы лечения, имеющие лицензии. Лекарственные средства либо тормозят резорбцию костной ткани, либо помогают процессу образования костей. Большая часть лекарств, разрешенных к применению при остеопорозе, тормозит резорбцию костей (например, гормонозаместительная терапия (ГЗТ), бисфосфонаты), что, как правило, приводит к повышению минеральной плотности костной ткани и снижению риска переломов. Остеопороз можно предотвратить у людей, которые страдают остеопорозом, но еще не подвержены переломам (первичная профилактика), а также у людей, у которых уже были отмечены переломы (вторичная профилактика). Упомянутое лечение обычно назначается для вторичной профилактики и проводится в соответствии с Руководством Национального института здоровья и совершенствования медицинской помощи. Первичная профилактика остеопороза может заключаться в повышенном внимании к физическим упражнениям и питанию [4].

ПРОБЛЕМЫ СО ЗДОРОВЬЕМ, СВЯЗАННЫЕ СО СТАРЕНИЕМ

Двигательная активность, сенсорная функция, когнитивная функция, иммунная система и функции кожи – основные проблемы со здоровьем, возникающие в процессе здорового старения в отсутствие прочих сопутствующих заболеваний [1]. С увеличением возраста мышечная масса снижается, что может привести к снижению физической активности [5]. Процесс старения также связан со значительными изменениями в костях и суставах. С возрастом плотность костей снижается, особенно у женщин в период постменопаузы, что приводит к возникновению остеопороза. Это состояние может прогрессировать до значительного повышения риска переломов, что приводит к серьезным последствиям в виде инвалидности, снижения качества жизни и смертности. Переломы костей тазобедренного сустава являют собой самую печальную разновидность остеопоротического пелелома, и по причине старения населения такие переломы оказываются самыми распространенными, а к 2050 году предполагаемое число возникновения таких переломов во всем мире может составить 4,5 миллиона в год. Средняя частота переломов по причине остеопороза в зависимости от возраста зависит от территории проживания: наиболее часто такие случаи отмечаются в Северной Америке и Европе, чуть реже в Азии, на Среднем Востоке, в Океании, Латинской Америке и Африке [6]. С возрастом происходят значительные изменения в хрящевой ткани, в результате чего происходит ее разрушение и уменьшение жидкости вокруг сустава, по этой причине сустав теряет подвижность и становится хрупким, что в большинстве случаев приводит к появлению симптомов остеоартрита [7]. Такие и прочие возрастные отклонения в конечном итоге влияют на большинство скелетно-мышечных функций и подвижность. Это влияние выражается в уменьшении времени, которое требуется человеку для того, чтобы пройти определенное расстояние. Было доказано, что движение – один из самых надежных прогностических факторов в пожилом возрасте [8]. Изменения в снижении когнитивных функций с возрастом у каждого человека зависят от многих факторов, в том числе, от социально-экономического положения, образа жизни, наличия хронических заболеваний и применения лекарственных средств. Существуют также доказательства того, что естественное снижение когнитивных способностей в связи с возрастом может быть замедлено (до одной трети) при помощи физической активности [9]. Обусловленное возрастом увеличение в сыворотке крови воспалительных цитокинов было связано с весьма разнообразными последствиями, в том числе, немощностью, атеросклерозом и саркопенией. Исследования, проведенные на мышах, продемонстрировали, что эффективное очищение организма от стареющих клеток здоровой иммунной системой может отсрочить многие расстройства, связанные со старением [10]. Взаимосвязь между малопитательным плотным рационом (например, западной моделью питания), малоподвижным образом жизни и повышенным риском возникновения хронических заболеваний является доказанной [11]. Данный тип питания характеризуется высокой калорийностью, потреблением большого количества мяса (в основном красного мяса и мясных продуктов) в сочетании с насыщенными жирами, вредной полиненасыщенной жирной кислотой n-6:n-3 (ПНЖК), потреблением большого числа рафинированных углеводов, а также недостаточным потреблением фруктов, овощей, клетчатки и фитонутриентов. Данного рациона придерживается большая часть населения Соединенных Штатов и другие так называемые «западные» страны. Кроме того, именно к этому режиму питания сейчас стремятся все современные общества. Данная диета не обеспечивает достаточного количества пищевых волокон, кальция, магния, калия и антиоксидантных витаминов А (в виде каротиноидов), С и Е. Такой режим питания не только приводит к нехватке питательных веществ, но и провоцирует целый ряд проблем, связанных с метаболизмом, включая ожирение, пониженную чувствительность к инсулину, нарушение толерантности к глюкозе, дислипидемию, а также систематические воспаления и прочие факторы риска возникновения наиболее распространенных заболеваний, возникающих с возрастом, в том числе, сердечно-сосудистые заболевания, конкретные виды рака, диабет 2 типа и другие [11, 12]

РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ЗДОРОВОМУ СТАРЕНИЮ

Все больше и больше фактов говорят о том, что основные составляющие здорового образа жизни, в частности, физическая активность и поддержание полноценного питания, могут оказать значительное влияние на состояние в пожилом возрасте. Занятие физическими упражнениями на протяжении всей жизни весьма полезно, так как помимо всего прочего приводит к долгожительству. Например, проведенный недавно сводный анализ крупных лонгитюдных исследований позволил обнаружить, что у людей, получавших в неделю 150 минут физических нагрузок средней интенсивности, показатель смертности оказался на 31% ниже по сравнению с теми, кто вел менее активный образ жизни. Особенно заметной польза нагрузок оказалась у лиц старше 60 лет [13]. Физическая активность в пожилом возрасте имеет множество других преимуществ. Такие преимущества включают в себя улучшение физических и умственных способностей (например, путем поддержания мышечной силы и когнитивной функции, снижения тревожности и депрессии, улучшения самооценки); предотвращение заболеваний и снижение риска (например, заболеваний сердечно-сосудистой системы, диабета и паралича); а также улучшение социальных перспектив (например, повышенное участие в общественной жизни, а также поддержание круга общения и связей межу поколениями) [1]
Старение связано с физиологическими изменениями, которые могут негативно повлиять на статус питания. Сенсорные нарушения, в частности, сниженное чувство вкуса или запаха или обоих этих чувств, может привести к снижению аппетита. Плохое здоровье полости рта и стоматологические проблемы могут вызвать трудности при пережевывании, воспаление десен, а также стать причиной однообразного рациона низкого качества, а все вместе могут привести к неполноценности питания [1]. Несмотря на то, что потребность в энергии с возрастом уменьшается, потребность в большинстве питательных веществ остается практически без изменений. Недостаточное питание в пожилом возрасте накладывается на описанные выше основные возрастные изменения, часто принимая форму уменьшенной мышечной и костной массы, увеличивая риск уязвимости. Плохое питание также связано со сниженной когнитивной функцией, уменьшением возможности ухаживать за собой, а также с высоким риском оказаться не в состоянии обходиться без посторонней помощи [14]. Полученные доказательства говорят о том, что во всем мире довольно значительная часть пожилого населения может пострадать из-за недостаточного питания. Действенными могут оказаться различные виды вмешательств, позволяющие повернуть вспять ситуацию с недостаточностью питания. Повышение питательности пищи, в частности добавление витаминов и минералов для снижения эффекта недостаточного питания пожилым населением, оказалось весьма эффективным с точки зрения отсрочки зависимости от ухода, улучшения естественных возможностей и купирования неустойчивых состояний [15].

АКВАМИН» И ЗДОРОВОЕ СТАРЕНИЕ

Роль «Aquamin» в процессе здорового старения обосновывается научной демонстрацией его фактического действия на процесс старения. Биологические изменения, связанные со старением, не являются ни прямыми, ни последовательными, их можно только приблизительно связать с возрастом в годах [2]. Многие механизмы старения являются случайными, но сильно зависят от окружающей среды и образа жизни человека. «Aquamin»помогает стареющему населению поддерживать два основных условия здорового старения:
  • питательная ценность основных минералов
  • увеличение двигательной/ физической активности путем уменьшения симптомов, связанных с заболеваниями, где присутствует воспалительный компонент.
«Aquamin» является богатым источником минералов, необходимых для жизни, а также многочисленных критических биохимических реакций. Кальций и магний – минералы, которые участвуют в биологическом старении. Потребление их с пищей и необходимая концентрация в организме снижают воспалительные процессы, оксидативный стресс, апоптоз, а также процессы передачи сигналов на клеточном уровне и метаболизм глюкозы. Действие этих минералов на указанные процессы, в общем и целом, оказывается защитным. Потребление этих минералов в пищу связано с улучшением состояния сердечно-сосудистой системы, снижением риска инсульта и инфаркта миокарда, а также со снижением риска возникновения диабета 2 типа. Их влияние на процесс старения мозга основательно не изучалось, но имеющиеся данные также позволяют предположить, что их прием положительно влияет на состояние мозга. Имеющиеся неупорядоченные доказательства предполагают защитный эффект магния и кальция на снижение когнитивных функций и риск деменции в пожилом возрасте [16]. Рацион питания, бедный основными минералами, связан с большим числом заболеваний, в частности, с ожирением, повышенным артериальным давлением, повышенным уровнем холестерина, заболеваниями сердца, диабетом 2 типа, раком толстой и прямой кишок, раком печени, а также остеопорозом и воспалительными процессами и расстройством желудочно-кишечного тракта. Роль «Aquamin» в увеличении двигательной/ физической активности, способствующей более активному образу жизни стареющего населения, была изучена на лицах, страдающих от остеоартрита и остеопороза. «Marigot Ltd.» совместно с Ольстерским университетом провела масштабное исследование взаимосвязи приема минеральных добавок и здоровья костей у женщин в период постменопаузы [17]. 300 участниц данного испытания проходили обследования в течение 24 месяцев для выявления изменений минеральной плотности костей и маркеров обновления костной ткани. Лечебные группы состояли из группы, принимающей плацебо, группы, получающей лечение только в виде «Aquamin», и группы, которая принимала «Aquamin» совместно с пробиотиком (короткоцепочечный фруктоолигосахарид). Полученные в результате исследования данные продемонстрировали снижение потери минеральной плотности костей в течение 24 месяцев у женщин, у которых в начале испытания была диагностирована остеопения, принимавших «Aquamin» в сочетании с короткоцепочечным фруктоолигосахаридом. Кроме того, было зафиксировано снижение маркеров обновления костной ткани и у женщин, принимавших только «Aquamin», и у женщин, принимавших «Aquamin» совместно с пробиотиком. Полученные данные указывают на благоприятный профиль здоровья костей у населения, наиболее подверженного риску остеопороза и вызываемых им осложнений. Потребление «Aquamin» до и во время выполнения физических упражнений может сгладить нарушение кальциевого обмена веществ, возникающее во время тренировок у женщин в период постменопаузы [18]. Увлажняющий компонент в виде сывороточного ПТГ оказывает благоприятное воздействие во время физических упражнений (что, в свою очередь, приводит к обновлению костной ткани), действуя, как индикатор потребления кальция; было продемонстрировано, что потребление «Aquamin» до и во время выполнения физических упражнений может сгладить нарушение кальциевого обмена веществ, имеющее место во время тренировок.  
Рисунок: Ши и др. Изменения показателей кальция сыворотки и сывороточного ПТГ сглаживаются при потреблении «Aquamin» (по сравнению с контрольной группой) у женщин в период постменопаузы при прохождении теста с нагрузкой в виде быстрой ходьбы в течение 60 минут.
 
Рисунок: Асиам и др. Продемонстрированы снимки микрокомпьютерной томографии: 3D cнимок микрокомпьютерной томографии представителя из трабекулярной области бедренной кости самки мыши из групп каждого рациона.
 
Рисунок :Ши и др. Изменения показателей кальция сыворотки и сывороточного ПТГ сглаживаются при потреблении «Aquamin» (по сравнению с контрольной группой) у женщин в период постменопаузы при прохождении теста с нагрузкой в виде быстрой ходьбы в течение 60 минут.
Исследователи Мичиганского университета выясняли действие «Aquamin» при моделировании потери костной массы в живом организме – искусственно выведенных лабораторных мышах C67BL/6, которым в течение всего эксперимента поддерживали западную модель питания с высоким содержанием жира (ЗМПВСЖ). Добавление в их рацион «Aquamin» помогло предотвратить потери костной массы и поддерживать прочность костей у мышей, которым обеспечивалась ЗМПВСЖ, в результате структура и рабочие функции их костей даже улучшились по сравнению с мышами из контрольной группы (которым был обеспечен здоровый рацион с низким содержанием жира) [19]. Дальнейшие исследования этой модели выявили 5-10-кратное увеличение уровня стронция в костях мышей, получавших «Aquamin», подчеркивая синергидный эффект от добавления природного мультиминерального комплекса по сравнению с добытым материалом, являющимся источником одного элемента [20]. Дополнительные доказательства того, что полезный эффект «Aquamin» для здоровья костей связан с нахождением в его составе помимо кальция также и минералов, были получены Бэ и др. в 2011 году [21] при разработке модели для крыс, прошедших процедуру овариэктомии (для имитации менопаузы). В работе этих ученых кальций и магний, входящие в состав«Aquamin», позволили добиться лучших показателей, чем использованные альтернативные источники кальция и магния, для сохранения плотности костной ткани. На той же модели было продемонстрировано, что совместное назначение пробиотика усиливает влияние «Aquamin» на минеральную плотность костей [22]. Исследователи из Королевского хирургического колледжа в Ирландии продемонстрировали способность «Aquamin» повышать минерализацию остеобластных клеток (костных клеток) в как в отсутствие, так и при поступлении витамина D. В процессе культивирования остеобластных клеток в лабораторных условиях клетки, получавшие добавку в виде «Aquamin», продемонстрировали трехкратное улучшение процесса минерализации по сравнению с теми, которые культивировались без него [23]. При использовании этой же модели были получены результаты о том, что добавление витамина D в среду культивирования привело к повышению и уровня ЩФ, и уровня минерализации по сравнению с результатами, которые были получены только при применении одного «Aquamin» и одного витамина D [24]. В данной работе подчеркивается важность взаимодействия «Aquamin» и витамина D и еще раз подтверждаются рекомендации о том, что «Aquamin» следует добавлять в рацион, насыщенный витамином D. Дополнительные доказательства воздействия «Aquamin» на рост костей и образование костной ткани были опубликованы группой КХКИ в 2015 году [25]. Первоначальные единичные сообщения о противовоспалительном действии «Aquamin» были окончательно подтверждены во время двух двойных слепых плацебо-контролируемых пилотных клинических исследований с участием людей, страдающих от остеоартрита коленного сустава, проведенных в Научно-практическом центре штата Миннесота. В первом из двух указанных исследований [26] 70 испытуемых, имеющих диагноз остеоартрита коленного сустава от средней до тяжелой степени тяжести, были случайным образом распределены в одну из четырех терапевтических групп на срок лечения в 12 недель. Для терапевтических групп были выбраны следующие препараты 1) глюкозамина сульфат (ГС), 2) глюкозамина сульфат в сочетании с «Aquamin» (Г+А), 3) «Aquamin» (А), 4) плацебо (П). Состояние пациентов оценивалось методом оценки боли по шкале WOMAC [Университетов Западного Онтарио и Макмастера] и во время шестиминутного теста с ходьбой. Пациенты, потреблявшие «Aquamin» в течение всего испытания, сообщали о менее выраженной боли по всем категориям WOMAC, а те, кто потреблял глюкозамин, отметили улучшение по нескольким симптомам, не связанным, однако, со скованностью в суставах. Таким образом, «Aquamin» по своему эффекту превзошел глюкозамина сульфат, а совместное применение глюкозамина и «Aquamin» не привело к заметному снижению боли по показателям WOMAC и по этим параметрам дало эффект, сходный с эффектом от плацебо. Смотри рисунок. Более того, показатели по шестиминутному тесту при ходьбе у пациентов, потреблявших «Aquamin», значительно улучшились (7%, 101 шагов) к моменту окончания исследования, тогда как пациенты, получавшие глюкозамина сульфат, смогли пройти только 56 шагов к моменту завершения исследования.    
Рисунок : демонстрирует удлинение дистанции безболевой ходьбы после 12 недель получения каждого варианта лечения. Наиболее положительный эффект наблюдался от «Aquamin» (выделено розовым цветом)
Во втором исследовании [27] 22 пациента, имеющих диагноз остеоартрита коленного сустава от средней до тяжелой степени тяжести, были случайным образом распределены в одну из двух терапевтических групп на срок лечения в 12 недель, которые получали 1) «Aquamin» и 2) Плацебо. Состояние пациентов оценивалось в процессе постепенного сокращения применения нестероидного противовоспалительного препарата (НПВС). При снижении дозы НПВС на 50% пациенты из группы, применявшей «Aquamin», продемонстрировали улучшение показателей оценки боли по WOMAC, амплитуды пассивных движений сустава и увеличение пройденного расстояния во время шестиминутного теста с ходьбой по сравнению с группой, получавшей плацебо. Несмотря на то, что «Aquamin» не является лекарственным препаратом, полученные данные указывают на то, что «Aquamin» позволяет частично снизить потребление НПВС для пациентов, имеющих тяжелую стадию ОА. Серии лабораторных исследований позволили пролить больше света на то, как «Aquamin» оказывает свой противовоспалительный эффект при общих и ослабленных состояниях, таких как остеоартрит. Образование основных противовоспалительных цитокинов, в частности, ФНО- α и ИЛ-1β, замедляется в присутствии «Aquamin» и воспалительного стимула (ЛПС) [9]. Немаловажным является то, что высший медиатор воспалительного процесса NFκB также замедляется в присутствии «Aquamin» дозозависимым образом, равно как и низший медиатор воспалительного процесса, на борьбу с которым обычно нацелены НПВС, ЦОГ 2 [29].